Германия на чемпионате мира 1938 г. во Франции.

 

Слияние австрийской и немецкой сборных, казалось, делало эту команду значительно сильнее и вводило в элиту мирового футбола и в круг основных соискателей Золотой Богини. Учитывая неудачу немецкой команды на О И 1936 года, считалось, что австрийцы, котировавшиеся в ту пору в Европе примерно на том же уровне, что и немцы, могут только усилить сборную. Полагали, что этот сплав немецкой педантичности и строгости с лёгкостью и артистичностью австрийцев станет той самой комбинацией, с помощью которой можно будет вести борьбу за звание чемпионов мира.

Нацистские власти потребовали от тренера Хербергера (ещё сомневавшегося в удачном исходе эксперимента по слиянию игроков из разных по стилю команд) провести “скрещивание” — чтобы на спортивном примере проиллюстрировать “политический акт добровольного присоединения”.

И Зепп Хербергер мудрил, синтезируя “ажурный венский вальс” с тяжёлым “вагнеровским маршем”. Он понимал, что в итоге получится скорее всего какофония, но пришлось подчиниться. (Он хотел из венской чудо- команды лишь одного Шинделара; см. «Libero», IFFHS).

%d0%b3-38%d0%b3-38-1

 

%d0%b3-38-2

У Германии за последние 12 лет не было поражения от Швейцарии; был огромный перевес и в потенциале (16 тысяч клубов против 800 у швейцарцев. 750 тысяч футболистов против 30 тысяч) и преимущество в подготовке. Хербергер имел возможность готовить команду безотрывно почти месяц (у швейцарцев с их долгой зимой сезон закончился только к чемпионату мира, а “Грассхопперс” Цюрих и “Серветт” Женева, два базовых клуба сборной, провели перед Ч М за 14 дней по 6 – 7 матчей).

И если Хербергер был освобождённым тренером, сосредоточенным только на сборной, его визави Карл Раппан тренировал “Грассхопперс” и только на период чемпионата мира был отпущен клубом.

 

“В Париже будут играть 60 миллионов немцев”, — хвасталась газетаФёлькишер Беобахтер” (т. е. “Народный наблюдатель”) накануне матча со считавшейся очень слабой командой Швейцарии, в рядах которой немцы из последних девяти игр выиграли 8 при одной ничьей. Но даже Хербергеру тогда не посчастливилось слить в единое целое представителей различных футбольных школ: пятёрке техничных австрийских футболистов не удалось найти общего языка с мощными немцами. “Немцы пытались играть в жёсткий и контактный футбол, австрийцы же наоборот, как бы дистанцировались от соперника, не ведя силовую борьбу, предпочитая техничную, ажурную позиционную игру”, — писал впоследствии правый полусредний сборной Швейцарии Альфред Биккель.

%d0%b3-38-3

%d0%b3-38-4

Андреас Купфер и Альбин Китцингер – два полузащитника Швайнфурт 05 и сборной Германии.

%d0%b3-38-5

%d0%b3-38-6

%d0%b3-38-7

Матч начался, как граждане рейха и опасались. Швейцария не проявила ни малейшего почтения к фаворитам. Венский защитник Шмаус не справлялся, словно новичок, со своим визави Амадо. Да и вся оборона немцев, кроме Купфера, выглядела неуверенно.

Один из четырёх австрийцев в сборной Германии Ханс Пессер дал точный пас и Йозеф Гаухель (он  словно оправдывал своё включение в заявку вместо Урбана в последний момент) открыл счёт. Но затем Шмаус снова потерял мяч, Валашек подал в центр штрафной площади на средней высоте, мяч отскочил от защитника (и капитана) Мока, и швейцарец Андре Абегглен — младший из трёх известных братьев (“Трелло”) — головой забил ответный мяч.

Во втором тайме игра пошла поживее. Немцы атаковали, мяч попал в перекладину ворот (бил Мок), а затем не смогли выпросить пенальти за снос защитником швейцарцев С. Минелли В. Ханеманна. Сборная Германии наносила больше ударов по воротам, но мяч обычно улетал на трибуну. Дважды мяч после мощнейших ударов Янеса и Ленера явно влетел бы в сетку, но помешал… Гаухель. Оба раза нападающий немцев вставал на пути “ядра” и не успевал увернуться. Швейцарцы, не желавшие дополнительного времени, оживились под конец основного, но 30 лишних минут играть пришлось.

В дополнительное время счёт не изменился. Оно прошло с ещё большим игровым преимуществом немцев. Но их уставшие соперники, поддерживаемых трибунами криками “Хоп Швиц”, уже совсем перестали стесняться в средствах противостояния. Сначала получил травму Китцингер, который пошёл ковылять по правому флангу и фактически превратился в статиста. Затем сильный удар получил вратарь Рафтль. Его месте в “раме” ворот занял Купфер.

А самый некрасивый эпизод произошёл на 96-й минуте. Северино Минелли снова грубо прервал прорыв Ханса Пессера. Тот не выдержал и дал сдачи. Увидев изображающего аж конвульсии С. Минелли, опытнейший судья Лангенус (или: Ланженю; судил финал первого Ч М 1930 г.) велел Пессеру покинуть поле. Несмотря на то, что он вызывал скорее сочувствие, чем неприязнь, спортивное ведомство рейха дисквалифицировала его затем на два месяца.

Обескровленные и к тому же испытывавшие враждебное к себе отношение публики, немцы не могли уже помышлять о победе. Под свист зрителей игра завершилась вничью — 1:1.

Финансовый результат получился более приятным, чем спортивный: доход с матча составил 501 тысячу франков (то есть примерно четверть от того, сколько денег принесли все отборочные игры вместе взятые). Ни один матч 1 / 8 финала, даже проведённый хозяевами французами, не принёс такую прибыль. Обычно на этой стадии доход был от 100 до 200 тысяч франков с матча.

%d0%b3-38-8

%d0%b3-38-9